Федеральное агентство по недропользованию

Омский филиал ФБУ "ТФГИ по Сибирскому федеральному округу"

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6

«И все же с болью в горле мы тех сегодня вспомним,

Чьи имена как раны на сердце запеклись,

Мечтами их и песнями мы каждый вдох наполним.

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».

/О. Митяев/

 

В этой книге собрались геологи. Те, кто работает или работал в геологических организациях, и те, о ком вспоминают. И это очень «здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Мне хочется вспомнить о прекрасном человеке и замечательном геологе – Ларисе Михайловне Кривонос, безвременно ушедшей от нас в октябре 2006 года. Вся трудовая жизнь Ларисы Михайловны связана с геологией, все свои силы она отдала любимому делу. Наверное, наша профессия того стоит.

Благодарю судьбу за то, что на протяжении почти 20 лет мне посчастливилось с ней дружить и вместе работать. Познакомились мы в феврале 1987 г., когда я начала работать в Омской геологоразведочной экспедиции. Лариса Михайловна уже работала там с конца 1984 г. Мое первое впечатление: умна, доброжелательна, с чувством юмора, увлечена работой. Как всегда, первое впечатление оказалось правильным.

До Омской экспедиции Лариса Михайловна, после окончания геологического факультета Томского политехнического института, двенадцать лет проработала в Бурятии, на очень сложном месторождении бериллиевых руд. Досконально изучила месторождение, занималась документацией скважин, написанием и защитой отчетов. И, конечно же, первое время, как и все мы, приехавшие и вернувшиеся в Омск из таежных геологических поселков, работавшие на рудных месторождениях, очень тосковала по Бурятии и даже хотела вернуться назад, но все же приняла решение остаться в Омске. Здесь она родилась, и здесь жили её пожилые родители.

Вначале Лариса Михайловна работала на разведке строительных песков в русле и пойме р. Иртыша. Принимала участие в полевых работах, писала и защищала отчеты по пескам. Нужно отметить, что никогда она не отказывалась ехать в поле. А в нашем нерудном отряде бурение велось круглогодично (и зимой тоже). Геологоразведочные работы по пескам в Омской ГРЭ проводились до начала 1990-х годов. Ларисой Михайловной были написаны и успешно защищены отчеты по 9-ти месторождениям строительных песков в русле и пойме р. Иртыша; в 1985 г. совместно с В. В. Ведутом ею проведена переоценка запасов строительных песков в пойме и русле р. Иртыша по ранее проведенным поисково-разведочным работам. Можно с уверенностью сказать, что Лариса Михайловна была лучшим специалистом в Омской области по строительным пескам. Ей можно было задать любой вопрос из этой области и всегда получить точный и вразумительный ответ.

В начале 1990-х годов Лариса Михайловна занималась изучением кирпичного сырья, тоже выезжая, когда это было необходимо, на полевые работы, писала и защищала отчеты. Ею были написаны отчеты с защитой запасов по восьми месторождениям кирпичного сырья.

В 1990-1994 гг. под руководством Ларисы Михайловны и при её главном участии была проведена ревизия 91 месторождения кирпично-керамзитового сырья Омской области. Полевые работы были выполнены геологом Ю. В. Измайловым и топографом Е. Р. Фельдманом. Написан отчет с пересчетом и утверждением запасов по 49 месторождениям. Как и к каждой своей работе, Лариса Михайловна подошла к объекту по ревизии с большим чувством ответственности, которое всегда было присуще ей. Я тоже принимала участие в работе над отчетом и помню, как тщательно мы разбирали каждое месторождение, поднимали из архива старые отчеты, протоколы утверждения запасов.

В 1998 г. под руководством Ларисы Михайловны коллективом геологов (Кузьмина О. Н., Михеева Л. М., Максимов А. П.) была создана карта «Геолого-экономическая оценка минерально-сырьевых ресурсов Омской области масштаба 1:400 000». Л. М. Кривонос составила почти всю объяснительную записку к карте, в которой освещались состояние минерально-сырьевой базы Омской области и перспективы ее развития; оценка обеспеченности населения Омской области ресурсами для хозяйственно-питьевого водоснабжения; добыча полезных ископаемых за 1991-1997 гг.; объемы и основные пути ввоза сырья в область; перечень особо охраняемых природных территорий, находки ископаемой фауны четвертичного возраста. Эта карта послужила основой для составления всех последующих (до настоящего времени) карт полезных ископаемых Омской области и её электронной версии.

Особенно хочется остановиться на работе, выполненной нашим нерудным отрядом под руководством и при непосредственном участии Ларисы Михайловны Кривонос: ревизия минеральных солей озера Эбейты, которую мы проводили в летние месяцы 1998 - 2000 гг. В эти годы в летнее время стояла засушливая, жаркая погода.

Работы по ревизии заключались в проведении гидрографических маршрутов (обследование балок и оврагов, отбор проб воды из встретившихся водоемов); гидрологических наблюдений на гидропостах в районе деревень Ксеньевка и Красногорка (определение уровня и температуры рапы, направления и силы ветра, отбор проб рапы и новосадки); бурении скважин на пойменных террасах и в акватории озера.

Перед выездом в поле в качестве начальника отряда Лариса Михайловна продумывала все до мелочей, в том числе и быт, она создавала в поле домашнюю обстановку, всем было уютно рядом с ней, легче переносились тяготы полевой жизни.

База наша располагалась в деревне Ксеньевка. В первый день по приезду мы не могли найти дом, в котором можно было бы обосноваться. Обошли всю деревню, пообщались со всеми жителями. И на другой день одна семья (муж с женой, пенсионеры) разрешили всему нашему отряду поселиться в их старом доме на окраине села, где много лет никто не жил. Вначале им не хотелось, конечно, пускать в дом наш «табор» с двумя машинами (в перспективе еще должна была приехать буровая установка). Но потом они все же разрешили, вспомнив, что, когда сами приехали жить в это село в годы войны, все люди (которым самим было нелегко) помогали им выжить.

И я думаю, что благодарная память сердца всколыхнулась в этих добрых людях во многом после общения с Ларисой Михайловной - такой искренний душевный контакт устанавливался у неё с окружающими. Рядом с домом, который мы заняли, жила семья Гисс - Елена Михайловна и Александр Адамович, которые тоже старались помочь нам, чем могли, сторожили наш дом, когда мы были на работе, приглашали в гости, всегда чем-нибудь угощали. Мы просто сроднились со всеми этими людьми и, уехав из Ксеньевки, всегда вспоминали их добрым словом. Лариса Михайловна переписывалась с ними, поздравляла со всеми праздниками, они отвечали ей, передавали нам всем приветы.

Сильная жара, стоявшая в летние месяцы, осложняла нашу работу. Некоторые дни августа 1998 и 1999 гг. выдались самыми жаркими за последнее столетие. Иногда приходилось работать рано утром и поздно вечером, возвращаясь на день в дом, где мы находили спасение от жары. Дом был саманный и давно нежилой, поэтому в нем всегда было прохладно. В маршрутах старались искупаться в каждом водоеме, который попадался на пути; иногда вместе с гусями и утками, плававшими рядом с нами.

Хорошо помню, как мы первый раз вдвоем с Ларисой Михайловной шли на гидрологический пост на озере Эбейты. Озеро поражает своей необъятностью, величием и покоем. Рядом с ним ощущаешь прикосновение к вечности. При подходе к озеру чувствуется резкий запах сероводорода. Машина с водителем осталась далеко на берегу (подход к озеру очень длинный и топкий). Лариса Михайловна смело шагала впереди, периодически проваливаясь в ил, а я сзади, прощаясь с жизнью и напевая песню, удивительно подходящую к обстановке: «Здесь птицы не поют, деревья не растут, и только мы плечом к плечу врастаем в землю тут».

Со временем мы, конечно, привыкли заходить в озеро, но каждый раз, оступаясь и проваливаясь в этот бездонный ил, чувствовали, как «обрывается сердце». Каждый день, а иногда в течение одного дня, озеро могло выглядеть по-разному: то на нем появлялись длинные (до 20 – 30 см) игольчатые кристаллы мирабилита, то – красивейшие друзы, то всё озеро покрывалось коркой соли. Порой очень зловещее, когда над ним вдруг сгущались тучи, а вокруг стояла режущая слух тишина.

Но самым трудным делом было бурение скважин в акватории озера в 1998 г. Передвижение по озеру при отсутствии специальных мобильных средств оказалось практически невозможным из-за малой мощности рапы (до 0,5 м), подстилаемой топким илом. В зимний период бурение тоже было невозможно, так как в 1998-2000 гг. озеро не замерзало из-за высокой концентрации рапы. Для привлечения специальных технических средств не хватало финансирования, которого в те годы почти не было. Работы проводились на «голом» энтузиазме всех, кто принимал участие в полевых работах. Это, конечно, Лариса Михайловна, которая была начальником нерудного отряда, техники-геологи О. Н. Кузьмина и В. Д. Вернигоров, топограф Е. Р. Фельдман, геолог С. Н. Коновалов, бурильщик В. И. Саватеев, водитель К. П. Перминов.

Мы удивлялись: как это в труднейшие послевоенные годы (1948-1951 гг.) здесь были проведены основательные и достоверные геологоразведочные работы Эбейтинской партией Западно-Сибирского геологического управления при участии Всесоюзного научно-исследовательского института Галургии. А через полвека движения вперед науки и техники нам приходится так мучиться. В те годы, конечно, было легче работать из-за большей мощности рапы, по озеру можно было передвигаться на лодках. Тогда были сооружены гидропосты, сохранившиеся до наших дней, сделан причал, по которому можно было спокойно подойти к озеру. А мы работали, как первобытные люди.

Нам выделили делянку, на которой наши геологи напилили бревна, потом сами вязали плот, делали шесты для управления плотом, потом тащили на себе этот плот до воды, опять же, проваливаясь в ил. В очередной раз мы с радостью убедились, что свет не без добрых людей: И. А. Вяткин дал нам для проведения работ свою надувную резиновую лодку с веслами, работники МЧС – рацию «Карат-2»… Без этого снаряжения мы не смогли бы провести работы. В прибрежной очень мелководной части озера (несколько сантиметров) перемещали плот и резиновую лодку с буровым инструментом вброд. Скважины бурили с плота с опережающей обсадкой, при помощи обсадной трубы плот удерживался на точке бурения. Бурение вели Д. Вернигоров и С. Коновалов. Мы с Ларисой Михайловной документировали керн, сидя в надувной лодке, отбирали пробы. За целый день работы (мучений) тело покрывалось налетом соли, кожу стягивало. После бурения волокли лодку и буровой снаряд назад, плот, удерживаемый обсадной трубой, оставляли на скважине. Выбравшись на берег, ехали на пресное озеро, расположенное в одном километре от Эбейты, отмывали себя и лодку от соли. В связи с трудоемкостью перемещения по акватории озера, которое приводило к большим затратам времени и физических сил, бурение после проходки 6 скважин было прекращено.

На следующий, 1999-й год было выполнено зондирование в акватории озера Эбейты по трем субширотным профилям с целью установления корневой линзы мирабилита и промеров глубины озера. Зондирование проводили с резиновой лодки Д. В. Вернигоров и К. П. Перминов. Топограф Е. Р. Фельдман при помощи теодолита, установленного на берегу, задавал направление лодке и определял местоположение точек зондирования. Связь с лодкой держали при помощи раций, одна из которых находилась на берегу, а вторая – в лодке. Ветер все время сносил лодку в сторону от профиля, нужно было непрерывно следить за её движением, чтобы вовремя подсказать ребятам нужное направление. Мы с Ларисой Михайловной по очереди сменяли топографа, так как наблюдения велись несколько часов подряд. Эбейты – такое необъятное озеро, что, когда лодка отходила далеко от берега, невооруженным глазом её просто не было видно. Гладь озера казалась совершенно чистой.

В результате проведенного зондирования в центральной части озера была установлена корневая линза мирабилита площадью не менее 20-22 кв. км, имеющая аморфную структуру (стеклец). Глубина рапы колебалась от 6 см в краевых, до 55 см в центральной части озера, в среднем составляла 35 см.

Вспоминается другой эпизод, связанный с работами на оз. Эбейты. В марте 1999 г. нужно было провести снегомерные маршруты в окрестностях озера. Мы с Ларисой Михайловной не могли поехать, было много работы, и Лариса Михайловна уговорила Диму Вернигорова и Евгения Фельдмана поехать в Ксеньевку. Уговаривала долго, наконец, они согласились ехать, и вскоре после приезда Фельдман совместно с гидрогеологом Р. Х. Муртазиным сочинили куплеты об этой снегосъемке и исполнили их на 50-летнем юбилее Ларисы Михайловны под гармошку на мотив куплетов: «Хвастать, милая, не стану…» из телефильма «Свадьба с приданым». А её юбилей в экспедиции был, по-моему, самым душевным и веселым мероприятием за все годы, что я там работала. Куплеты всем очень понравились, Лариса Михайловна хохотала от души. Она вообще умела очень заразительно смеяться.

Куплеты про Эбейты.

Посвящается Ларисе Михайловне Кривонос

Помнишь, Лора нам сказала:

Вам, друзья, пора уж в путь.

И на Ксеньевку послала

Снегосъемку провернуть!

 

Нашим доводам-протестам

Твое сердце не вняло.

Поступила ты, как Тэтчер,

Хоть душа, как у Монро.

 

Говорила, что смеемся…

Что мотаем нервы тут,

Что, пока мы соберемся,

Там ручьи уж побегут.

 

Что прогулка на недельку,

Там сметана, самогон…

Отдохнете, мол, маленько

От забот своих и жен.

Говорила, воздух вешний –

Он в полях приятственный,

Даже может быть, как в песне,

На любовь влиятельный.

 

Правда, девочек там нету…

А вот банька быть должна.

В общем, вняли мы советам,

Убедила нас она.

 

И уехали мы к ночи

До своей обители,

Две недели, между прочим,

Там весны не видели.

 

Только стужа ледяная

Да ветра колючие,

Ой ты, Ксеньевка родная,

Эбейты могучие.

На усы садится иней,

Из ноздрей идет парок.

Наш дуэт похож на мини

Экспедицию Шпаро.

 

До потемков бродим с Димой

В жутком состоянии,

Отчего таким немилым

Выдалось задание.

 

Я об этом не жалею,

Лора, жди, и я вернусь!

И поздравлю с юбилеем,

Даже, может быть, напьюсь!

 

И на лица невзирая,

Я подальше всех пошлю.

А тебя я уважаю,

Даже, может быть, люблю!

Фельдман Е.Р., Муртазин Р.Х.

По окончании работ на озере Лариса Михайловна составила информационно-аналитический отчет о выполненных работах по ревизии запасов минеральных солей озера Эбейты. Она детально разобралась в гидрохимическом режиме озера, подсчитала объем рапы, её солевой состав, приблизительное количество растворенного мирабилита. Пришлось вспоминать химию.

Работая на озере, мы с Ларисой Михайловной в шутку мечтали о том, как было бы хорошо устроить на озере небольшой недорогой «курортик»: соорудить лежаки, пригнать водовозки, чтобы люди могли смыть с себя соль и ил, выйдя из озера. И, вообще, удивительно, что такое огромное уникальное месторождение минеральных солей и лечебных грязей как будто никому в нашей области не нужно. А ведь это просто клад. Надеюсь, что этому озеру все же придет свой черед.

В Омской геологоразведочной экспедиции Лариса Михайловна работала с 1984 по 2002 гг., сначала геологом, потом начальником нерудного отряда. В 2002 г. по воле обстоятельств ей пришлось уйти из экспедиции в ФГУ «Омский территориальный фонд геологической информации», где она работала начальником отдела территориального геологического фонда (ТГФ). Всем известно, что, если хочешь узнать человека, дай ему власть. Испытание властью Лариса Михайловна всегда выдерживала на «отлично». Вела себя со всеми одинаково ровно, доброжелательно, никогда не ставила себя выше других, что говорит об её уме и врожденной интеллигентности. Но в то же время она всегда имела свое собственное мнение и могла за него постоять.

Работая в ТФИ, Лариса Михайловна совместно с коллективом фонда составила отчет по ревизии, справочник и карту торфяных месторождений Омской области. Карта создана в бумажном и электронном варианте. Выполненная работа позволяет оценить торфяной потенциал области.

Последней работой Ларисы Михайловны была электронная версия карты полезных ископаемых масштаба 1:500 000. Она не успела доделать эту работу до конца, но ею была написана значительная часть объяснительной записки. Коллектив отдела ТГФ завершил создание карты уже без Ларисы Михайловны и посвятил эту работу ей.

Мы потеряли замечательного человека, каких немного встречается на жизненном пути. Не раз убеждаюсь в том, что выражение: «незаменимых людей нет», абсолютно неверно. Они есть, и Лариса Михайловна Кривонос – яркий тому пример. У неё было очень много друзей, я не знаю другого человека, у которого было бы столько друзей в разных уголках страны. Сколько писем, открыток, телефонных звонков! И когда она собирала у себя друзей по какому-либо случаю, и я в очередной раз знакомилась с людьми, которых не знала раньше, то всегда отмечала, как они были приятны в общении, какие замечательные, искренние, добрые друзья у Ларисы Михайловны. Они сразу становились как родные, как будто я давно уже знакома с ними. Почему-то вокруг неё концентрировались, в основном, такие люди.

Лариса Михайловна не нуждалась в почестях, наградах, поощрениях, хотя все это у неё было. Она никогда не зазнавалась, не требовала себе привилегий, потому что была очень умна, прекрасно разбиралась в том, что делала, и очень любила свою работу.

Одна из её любимых песен: «Главное, ребята, сердцем не стареть, песню, что задумали, до конца допеть…». Её жизнь оборвалась внезапно. Она умерла в 57 лет, не успев до конца допеть свою песню. У неё было очень доброе большое сердце, сердце человека, страдающего с другими, искренно радующегося успехам других, живущего для людей, стремящегося помочь всем, кто в этом нуждается.

Светлая память о Ларисе Михайловне Кривонос навсегда останется в наших душах.

 

Заместитель начальника отдела Территориальный геологический фонд

Омского Филиала ФГУ «ТФГИ по Сибирскому федеральному округу»  Кузьмина О. Н.

2008 г.

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net