• image
  • image
  • Прииртышский увал
  • Эбейты
  • Черталы
  • Бере Драверта
  • Эбейты
  • image
  • Экспедция в Тевриз
  • Линево
  • Берег Черского
  • image
  • Согра
  • Усть-Ишим
  • Лог Агат
  • image
  • Бещаул
  • Экспедиция на яхте
Федеральное агентство по недропользованию Омский филиал ФБУ "ТФГИ по Сибирскому федеральному округу"
Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net
Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Корреспондент «Четверга» приняла участие в экспедиции Омского отделения Русского географического общества в Усть-Ишимский район.

Часть 1

Стали дальше, чем были

В привычном для нас понимании запад – это колыбель цивилизации. Если бы все это было действительно так, то Приишимье отличалось бы от нашего с вами города как предместье Парижа от какого-нибудь Барабинска.

Ведь, как определили географы, именно в Усть-Ишимском районе находится крайняя западная точка Омской области. Расположена она в русле Иртыша, на так называемом Настином мысу, возле деревни Кайнаул. Только, предупреждаю, добраться до этого места будет непросто. Цивилизацией здесь не пахнет. Последние приметы выдуло ветром перемен еще в начале 90-х.

Сейчас в сам райцентр не вдруг попадешь. Из Омска два раза в день туда отправляется автобус. Но ему приходится трястись по колдобинам больше двенадцати часов кряду. И что с этой территорией делать?..

В прошлом году в Омское отделение Русского географического общества пришло письмо от главы администрации Усть-Ишимского района. Возможно, по причине крайнего отчаяния Александр Седельников попросил общественную организацию обследовать район и дать заключение о возможностях развития здесь туристско-рекреационной отрасли. Географы согласились.

Увы, им не удалось организовать экспедицию за казенный счет – в областном правительстве соответствующую субсидию предоставить по формальным причинам отказались. Пришлось искать спонсоров.

В конце концов, мероприятие согласились профинансировать предприятие «Гидротранссервис», активное участие в нем принял Омский филиал ФБУ «ТФГИ по Сибирскому федеральному округу». Центр парусного спорта предоставил яхту «Сибирь» с  опытным экипажем.

Большинство участников экспедиции уже бывали в Усть-Ишимском районе. И даже не раз. Но сейчас географам, биологам, геологам и экологам (потом, чуть попозже, свою лепту в общее дело внесут санврачи, этнографы, археологи, гидрологи) надо было оценить, что имеется в районе для развития привередливой индустрии туризма и отдыха.

Чего не отнимешь у усть-ишимцев, так это, конечно, природу. Озера – их в районе больше, чем где-либо – 760 - реки, увалы и сосновые леса, кажется, сами просятся на лощеные обложки путеводителя. Только кого и куда надо водить? И есть ли для этого условия?

По словам Александра Седельникова, в Усть-Ишимском районе на площади почти в 8 тысяч квадратных километров проживают 12,5 тысяч человек, а в конце 50-ых годов здесь жило более 31 тысячи человек, еще в 2006 – 15 тысяч. Некоторые, скорее, просто отшельничают.

«Отшельники»

Большинство из тех, кто остался один на один с дикой природой и остовами прежних домов с пустыми глазницами окон – пенсионеры. Прежде они работали в леспромхозах – их было 4 в районе (из 7 работавших в Омской области), - колхозах и промысловых артелях. Как правило, вся пенсия отшельников поневоле уходит на поддержку штанов безработных детей и внуков. Сами же они занимаются натуральным хозяйством, которое казенная система никогда не забывает обкладывать налогами. А больше государственность по отношению к этим людям себя никак не проявляет. Они выживают сами, как могут, перестав даже надеяться на помощь со стороны. Хотите примеры – пожалуйста.

Населенный пункт с громким названием Новая деревня до сих пор не исчез с карты области благодаря его единственному жителю – Анатолию Рыбьякову.

Три года назад умерла его жена Валентина, а вместе с ней ушло из дому тепло. Что один мужик сделает? К тому же полуслепой: один глаз у Рыбьякова почти не видит, но к врачам он не обращается далеко, да и очереди там, говорят, такие, что не попадешь.

После смерти жены Пахом избавился от скотины, и теперь в хозяйстве у него одна лишь собака Белка. Пенсия – девять тысяч, которые он тратит на продукты и дрова, да еще, что скрывать, на то, что греет изнутри, а не только снаружи. На вопрос, почему он никуда не уезжает, Рыбьяков лишь недоуменно чешет за ухом:

- Куда ехать-то? Некуда. Сестры есть в Паново, дочь на нефтебазе в магазине работает. Жить с ними мне незачем. Я сам себе хозяин. Из Тебенди мужики приезжают: помоги, мол, сено убрать. Не отказываю. Зато мне продукты везут и что еще по хозяйству надо. Меня здесь все знают. Не Рыбьяковым, правда, зовут, а Пахомом.

- Почему?

- Не знаю. Наверно потому что я подчиняться никому не привык.

- Не страшно здесь одному?

- Чего бояться? Вон трасса федеральная рядом.

Трасса, громко названная нашим собеседником федеральной, на самом деле является заштатной дорогой, уходящей из Усть-Ишима в Загваздино, а там дальше в Тобольск. В непогоду ее размывает так, что никто из этого куста в сторону райцентра двинуть не смеет. По разным надобностям предпочитают ездить в соседнюю область – там местные власти о дорогах лучше заботятся.

Деревня Затон - следующий от Новой деревни пункт на трассе в сторону Тобольска. Здесь целых всего-навсего три дома. От остальных избушек остались одни головешки.

Эту странную страсть некоторых наших сограждан поджигать опустевшее жилье вряд ли смогли бы объяснить даже специалисты-психологи. Может, такая агрессия сродни беспомощности? Ну, нет у людей возможности сохранить и тем более приумножить былое благополучие, тогда они уничтожают сами следы его. Впрочем, это только мое предположение.

Среди живых островков на пепелищах Затона выделяется подворье Михаила и Антонины Плесовских. В загоне топчутся коровы и лошади, в огороде зеленеют грядки с капустой и морковью.

Плесовских перебрались сюда из Усть-Ишима в 1995-м. Тогда муж Антонины потерял работу. Решил заняться фермерством, вспомнив про дедовский дом в Затоне. Антонине как жене декабриста пришлось ехать вслед за ним.

- Поначалу я плакала. Представляете, я ведь раньше такой активной была. Пела в Доме культуры, даже солировала в концертах. А потом пришлось все бросить – любимую работу, увлечение.

Сейчас она, впрочем, ни о чем не жалеет. В их доме в райцентре теперь живут дети. Как бы они смогли им помочь встать на ноги, если б не фермерское хозяйство?

Но помощь дается все труднее. В прошлом году, к примеру, пришлось почти за бесценок продавать перекупщикам картошку и мясо. Самим на рынок не выбраться. На кого хозяйство оставишь?

Плесовских – хозяева толковые. Обустроили колодец, из которого воду теперь берет все оставшееся население Затона, обнесли подворье загородками, чтобы не досаждали медведи и дикие кабаны, которых в последнее время, говорят, много расплодилось. На наш вопрос, как относятся они к возможному появлению в деревне гостей и туристов, говорят, что вполне нормально относятся. Ведь жизнь в безлюдье – не лучший удел для тех, кто уже в преклонном возрасте. Но, если откровенно, не верят они в подобное развитие событий:

- Кто сюда поедет, если сюда даже дороги мало-мальски приличной нет?

Дорог действительно нет, зато есть удивительная древняя история...

Продолжение следует…

 

Ирина Краевская.

Фото автора и участников экспедиции.

Похожие материалы